добро поаловать в май днеф ^_^
дневничок Гаароманки *___*
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

добро поаловать в май днеф ^_^ > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — среда, 23 января 2019 г.
Взято: Пока феникс не клюнул... Мэдлинн де Охарра в сообществе Храм Анубиса 09:34:38
­Ворчаль 25 января 2011 г. 03:37:01 написала в своём дневнике ­"Я новое крещение приму...
Сбежала с танцев.
А ведь когда-то я строила мечты о сказочном и прекрасном выпускном. Лежа на кровати я мечтала что когда-то вот вырасту и стану красивой красивой, просто потому что все девушки на выпускном должны быть прекрасны, у меня будет нарядное платье под старину и я буду танцевать с красивым мальчиком, который обязательно придёт в наш класс в классе так в десятом или одиннадцатом. А ещё я думала что всё будет иначе... Сегодня решила поделится с Любой своими мыслями насчёт выпускного. Просто надоела эта старая традиция пения на сцене по какому нибудь там сценарию отрытому в интернете. Неужели не хочется что-то изменить? Ведь половина класса не выучит текста даже самой примитивной песенки, петь будут единицы, а остальные лишь рты открывать или даже этого не делать. А мне хочется что бы на сей раз всё было иначе. Я предложила что-то типа маленького вечера воспоминаний. Ведь у каждого есть свои воспоминания: как хорошие, так и печальные, и смешные и поучительные. Почему бы не поделиться с ними? Почему бы не устроить тематический вечер, как делают в других школах? Красивые платья, маски, ощущения тайны. Веницианский стиль. Это было бы красиво, возвышенно и поэтично. Кружиться под музыку Шуберта или Моцарта в волшебном вальсе с мечтой.
В такие минуты мне кажется, что я родилась не для этого времени, что моё время это времена Оскара и Эдгара, времена когда за правосудие не страшно было отдать жизнь, а за любовь - кровь. Когда честь значила больше, чем одна копейка на дороге, когда за свободу в битве не дрогнула бы рука сражаясь. Вот только идеология меня пусть не касается.
А что будет в итоге? Дискотека с попсовой музыкой, клубной подсветкой и этим крутящимся шариком под потолком. А вместо красивого вальса нервные дерганья под музыку смахивающие на пляски святого Вита. Ещё барной стойки не хватает, а так прямо ночной клуб! И это выпускной вечер, который должен запомниться на всю жизнь как нечто сказочное... Ага, с нашими запомнится! Да ещё так что и аукнется! Эх... Это не то о чём я когда-то мечтала. Нашим это не надо, они ведь не поймут.
Задумываюсь над своим сумасшествием, а точнее над теми психологическими болезнями, которые имею, если конечно не считать тонатофобию, которая по сути есть у любого и при каждом в малой или большей степени. Меня же скорее всего ждёт раздвоение личностей, может и в слабой форме, но всё же. Умение видеть не только в других, но главное в себе подобные вещи, очень ценный навык. Другое дело, что свихнуться под старость лет никому не хочется, но ведь мы все знаем, что порою именно сумасшедшие умудрялись писать прекрасные произведения, а уж что ими руководило - уже не наше дело. Раздвоение личности, наверное, одна из самых скользких болезней, ведь грань между "нормален" и "отклонение" очень тонка и незрима, зыбка и тонка. Но вот в чём плюс, тот кто вовремя осознаёт и понимает, выигрывает вовремя и возможность избежать нежданной встречи.
И вот что ещё интересно: это храбрость или безрассудство, вот так просто и спокойно рассуждать о своих личных проблемах?
Судья обязан быть верен Закону и безоговорочно исполнять волю его и тем самым вершить правосудие, кое не оспорят даже Боги взирающие с Олимпа. Но что же окажется сильнее, если на вторую чашу весов, на противоположность присяге Закону, положить чувства, и главным образом, любовь? Верность чему именно сохранит Судья? Осудит ли того кого любит, если даже тот виновен дабы сохранить своё место и остаться чистым? Или быть может умоет руки и откажется от дела? А быть может сам нарушая Закон, которому должен был служить, найдёт лазейку что бы спасти? Вот и пища для рассуждений!
­­
Источник: http://adaminara7.b­eon.ru/24752-493-pok­a-feniks-ne-kljunul.­zhtml

Категории: Взято: Пока феникс не клюнул...
Взято: О прощении и человеческом эгоизме Мэдлинн де Охарра в сообществе ))))) Поезд Удачи 777 ((((( 09:29:12
­Ворчаль 27 февраля 2011 г. 01:46:47 написала в своём дневнике ­"Я новое крещение приму...
Умение прощать - свойство сильных, слабые никогда не прощают.
­­Уходя по серебреной дорожке ведущей к звёздам, ты наверное понимал, что Он всё таки простил тебя, и что теперь тебя ждёт Свет. Теперь у вас будет вдоволь времени что бы поговорить, ведь впереди вечность. И ты наконец то задал Ему тот вопрос, который терзал тебя на протяжении столького времени. Конечно Он солгал, но разве мог сказать правду? Впервые философ был не многословен, потому что слова были просто не нужны. Он поклялся что конечно и казни то никакой не было, и что он конечно же не умирал. А жестокий прокуратор получил прощение. Помню, услышав об этом на уроке я так обрадовалась, не знаю почему, просто вдруг стало так ясно и светло, словно это с меня сняли груз мучений и гнетущих сомнений. Он прощён. Прощён. А Иешуа вообще всех прощал, кого не возьми. И может правильно делал? Я, будучи человеком смертным, а значит не лишённым всякого рода минусов и изъянов, конечно не могу простить определённые поступки или их следствия, но единственным чем я всегда гордилась в себе, так это умением прощать. Я никогда долго ни на кого не держала зла. Я могла наговорить всяких дурных и бранных слов, пристыдить человека, указать на его недостатки, высказать всё что накипело и даже обвинить во всём, но потом всё равно прощала. Наверное всем нам знакомо, когда за нас говорит наша боль, горечь обиды или поражения, какая-то неудача или осознание ненужности, подставы друзей или что-то иное, но плохое. И тогда мы говорим, говорим, говорим, мы можем наговорить столько плохого нашему обидчику, что уже потом впору нам просить его о прощении. А вот придя в себя, да умывшись холодной водицей мы словно приходим в сознание, к нам возвращается здравый смысл, и не всегда мы можем хотя бы примерно вспомнить то что говорили накануне. Но это всё кажется таким столетним и отжитым, что забыв обиды можно просто спокойно жить дальше. Зачем копить на кого-то злобу, и худея на глазах исходиться лютой ненавистью к тому, кто быть когда-то обидел или причинил боль. Не проще ли извлечь урок, да уйти с миром дальше по своей дорожке? Конечно, порою происходят такие вещи, которые простить просто невозможно, а порою и нельзя, настолько могут быть они страшны. Как, например, предательство Когтя, когда Синяя Звезда потеряла разум и ей везде стала чудится опасность и предательство, ибо настолько сильно она доверяла своему глашатаму, что не ожидала от него настолько мерзостного поступка. Она начала заболевать и силы её таяли на глазах. И разве Коготь заслужил прощение после стольких смертей и предательства? Однозначно нет. Но ведь бывают и иные случаи. Вспоминаю слова Князя Киевского: "Знаешь Добрыня,я ведь человек отходчивый. долго зла не на кого не держу." Вот рассуждая вчера ночью я поняла, что тоже самое я могу сказать и о себе. Примерно лет шесть или семь я проходила через обиды, подлянки, унижения, оскорбления и иные виды травли. Обычно люди становятся злопамятными и очень резкими по характеру, я жен стала обратным случаем. Ведь начиная разбирать определённую ситуацию, ты начинаешь понимать людей и их мотивы, и порою происходит так что ты познаешь через них и себя, и чаще всего я очень быстро прощаю обиды. Позлюсь, поворчу, рожы всякие построю, но потом всё же улыбнусь. И эта черта мне всё же нравится во мне. Так ведь жить легче. Зачем терзать того кто никак не получит прощения, и самому мучиться? Порою прощая других, я прощаю и саму себя, и теплее и светлее становится на душе, легче что ли.
Так вот, этой ночью. мне кажется, я смогла понять, принять и простить человеческий эгоизм. Я просто вдруг посмотрела на него иначе. Я знала двух людей, которые открыто говорили о том, что они эгоисты. Нет, они этим не гордились, они по видимому просто это знали и говори об этом в слух. И смотря поверхностно, их действительно можно было назвать самыми настоящими эгоистами. Теперь я так не считаю. Если задуматься на мгновение, то эгоизм - это всего навсего инстинкт самосохранения. Делать всё для себя, но что бы выжить. Любовь, как глубокое нравственное чувство, не может распространяться человеком на самого себя, можно полюбить лишь того, кто находится за пределами меня самого, пускай и любимого собою. Потакание своим интересам и увлечениям - один из способов попытки идти вперёд. И любой эгоист, каким бы он не был, умеет любить кого то другого. И обычно любят такие люди крепко и по настоящему. Мне довелось знать двух людей, что зовут себя эгоистами, и теперь я знаю, что назвать их таковыми очень сложно. Лично мне затруднительно будет. Я - тоже человек, с теми же инстинктами и рефлексами, то же эгоистка значит. Я смогла понять их, значит смогла понять себя, а поняв простила.
Иешуа говорил, что самый страшный порок человека - это трусость. И всё же он простил прокуратору свою смерть и забрал его с собою в Свет. А у нас вот скоро придёт весна, и я смогу по другому на всё посмотреть. Я может даже буду благодарна этой зиме, хотя она опять меня изрядно помучила. Скоро мороженное есть буду... Шестого марта - прощённое воскресенье. Побыстрее хочется снять с себя груз вины. а ведь я то далеко не подарок, значит есть за что прощение просить. Эх, а пока пойду, а то какао остывает.
Источник: http://adaminara7.b­eon.ru/26163-921-o-p­roschenii-i-chelovec­heskom-jegoizme.zhtm­l

Категории: Взято: О прощении и человеческом эгоизме
...Солнце моё - за следующим поворотом. Сквозь темноту я чувствую жар рассвета. Среди Америк 03:45:54
Уже три года прошло, а мы всё так же разговариваем взахлёб. Только теперь антагонистичность наших точек зрения (впрочем, и нас самих) явна и любима нами.
И я всё ещё на стороне света. Иногда мне кажется, что только поэтому я и выплываю: нас обоих потрепало как следует, но он верит в меня, как в ярчайший маяк, и поэтому я, хоть и готов иногда согласиться с его цинизмом, одёргиваю себя. Источать яд - всегда проще и забавнее, но я не перестану быть верящим в лучшее.
Когда мы познакомились, мне было семнадцать; я был речным пиратом, человеком из Ламанчи, заголённым, как медный провод; во мне жила честь всех странствующих рыцарей - и их же безалаберность; я романтизировал что попало и даже больше. Когда мы познакомились, я затащил его в полутёмные катакомбы, повел обходными путями к выходу под открытое небо, не взирая на его саркастичное нытьё, и открыл дверь наружу, которая должна была быть заперта. Недавно он шутил, что, может быть, если бы эта дверь не открылась, ничего бы и не смогло произойти. Мне было смешно, что тогда - слушая его причитания, что сейчас: если нужно выйти на свет, я всегда буду знать, куда идти.
Но с тех пор он видел меня взрослеющего и теряющего остатки максимализма, он видел меня переживающего депрессию и не слишком хорошо с ней справляющегося. И почему-то я всё ещё для него маяк, даже тогда, когда мне кажется, что я по горло во мгле. И поэтому у меня просто не получается предать это.
И пусть взрослеющему мне куда сложнее быть светлым и радостным, я учусь этому заново. Я помню о том, как он смотрит на меня, когда я с жаром опровергаю его циничные шутки, и эта память не позволяет мне перестать сражаться. Поэтому я останусь речным пиратом, человеком из Ламанчи, заголённым, как медный провод, пока у меня хватит сил; во мне останется честь всех средневековых рыцарей, пока у моего ядовитого дракона в груди стучит золотое сердце; я останусь маяком, пока моя тьма сияет для меня ярче солнца.


"Мы все поломанные", - говорит он.
"Ломаться - это всего лишь принимать новую форму", - отвечаю я.
Позавчера — вторник, 22 января 2019 г.
Взято: Lavi | <<Deak>&gt­; конФетный БяК 18:00:47
­Koheyri Himitsu 12 января 2019 г. 06:13:27 написала в своём дневнике ­In Your Heart
О, сожаления мне хорошо знакомы. Не увязай в них. Подпустишь близко к сердцу — и они отравят душу.
­­
Тысячи человеческих историй - вот, что было скрыто в старых, порой сильно пострадавших от времени и обстоятельств вещей. Они пережили то, о чем, тем не менее, стыдливо молчали. Хозяева хотели избавиться от них, уничтожить и забыть - как будто вырвать страницы из своей жизни. Неужели их внимание не привлекали заметные после этого варварства короткие огрызки бумаги?
Ты предлагала этим вещам вторую жизнь.
Старое фортепиано, разбитое обезумевшим отцом, удалось оживить лишь изменив ему функцию. Теперь оно оберегало потускневшие книги, хотя должно было бы память о прекрасной одаренной даме, которая исчезла после концерта.
Это фортепиано было особенным. Не знаешь почему, но оно всегда требовало внимания от каждого посетителя, что заходил к тебе. Вот и в этот раз.
Гости не были местными. Слишком уж они выбивались из спокойного потока жизни, который двигался вашим городом.
Высокий, молодой еще парень, с рыжими волосами, повязкой на одном глазу и старик с огромными черными кругами под глазами.
-Добрый вечер, - приветливо кивнула ты этой паре. Морщинистый старичок вежливо кивнул; парень, переведя свой взгляд на твою фигуру, внезапно выдал громко и радостно:
-Страйк! - Ты, не понимая, что это значит, и как реагировать неловко застыла.
-Лави, - в тон старика прокралась учительская строгость, и будь в него указка - он бы приложил рыжеволосого ею по голове, ты была уверена. -Дело серьезное, не думай даже начинать свое ребячество.
Вышеназванный разочарованно выдохнул, но стоило старику на момент отвернуться - тут же подмигнул тебе. Старичок же поделился причиной их внезапного визита.
-Что-то необычное случалось в городе?
Ты иронично улыбнулась, расслабляясь от понимания, что странные люди просто ищут информацию.
-А что вы считаете необычным? Для соседей, мое хобби, наверное, - самая большая странность в нашем округе. Но вас ведь интересует что-то... специфическое?
Ты задумалась, опустив глаза и вспоминая:
-Привидений нету, убийц и воров, к счастью, тоже. Ничего странного. Спокойная жизнь - вот, что вы найдете здесь.
Старик недовольно нахмурился, а вот его ученик, закончив осматривать скромную обитель, поставил тебе вопрос:
-А что у вас, собственно, за хобби?
-Я собираю старые вещи. - Обычно этого объяснения было достаточно, но позитивный парень, похоже, еще и был сообразительным.
-Вот прямо все старые вещи? Антиквариата я не вижу, как и безделушек.
-Я спасаю вещи, имеющие историю. - Гость, похоже, заинтересовался. И его интерес на пару с проницательностью пробудили в тебе желание открыться. Молча подошла к большим самодельным часам на стене, цифры в котором заменили чайные кружки с блюдцами. - Эти чашки мне отдала соседка; она, в свою очередь, получила их в подарок от своего мужа. Они разошлись... не очень мирно. Она была разочарована, разъяренная, разбита. И очень жалела из-за потраченного на него...
-Времени, - перебил твою рефлексию Лави. Кивнула, соглашаясь. Приятная тишина заглянула на огонек к вашей компании, и ты была ей рада. -Вы храните вещи с печальным прошлым.
На твоих глазах двое гостей как-то понятливо переглянулись, и начали говорить на незнакомом языке. Грубияны.
Это был спор, если учитывать экспрессивность и повышенные тона. Лави что-то доказывал, в то время как его визави негативно качал головой.
Ты потеряла интерес уже на второй минуте, который раз критически осматривая свое жилье и думая, как бы незаметно намекнуть гостям, что им пора убираться отсюда. Взгляд примагнитился к пиано-полке, и она беззвучно сказала тебе, что ты немного лгунья.
-Простите, но пока вы здесь говорили, я кое-что вспомнила. - Эти двое наконец обратили на тебя свое внимание, на лицах их поселилось недоумение , соседствуя с удивлением. -Двадцать три дня назад исчезла молодая девушка - дочь ювелира. После небольшого выступления в собственном доме, ее просто не стало. Как если бы в воздухе растворилась.
Информация твоя, похоже, добавила поленьев в костер дискуссии. Правда, больше в помощь парню.
-Никто не упоминал об исчезновении в таком тихом городке. Откуда у вас эта информация, госпожа...
Ты вовремя помогла ему в этом только-что правильно начавшемся знакомстве, подсказав свое имя.
-Точно, вы простите нас. - Парень, отводя свой взгляд неловко потер затылок. - Называйте меня Лави, а это - Панда.
Ты вздрогнула испуганной ланью больше от неожиданности, чем от страха, когда тот, кого Лави окрестил «Пандой», отвесил шутнику болезненную затрещину.
-Книгочей - самый оптимальный вариант называть меня, девочка. - Он бросил один из самых угрожающих взглядов, (напомнил тебе этим строгого папашу )который ты когда-либо видела, парню. - А теперь объясните, откуда идет такая информация. Наш Орден ничего не знает об «исчезновении».
Ты снова посмотрела на бывший музыкальный инструмент; от маленького, но настырного волнения стиснула руки в замок перед собой.
-Отец считает, что она убежала. Зачем ему поднимать шум ради горе-дочери и выносить мусор из дома на осмотр всех? Он тоже любит покой.
Фортепиано жалобно молчало. Ты, растроганная, замолчала тоже. Все эти вещи все еще сохраняли ощущения бывшего хозяина, все еще фантомами разговаривали. С тобой.
Когда чужая теплая рука коснулась твоих конечностей, в успокаивающем жесте, волна надежды пришла к берегу души. Лави улыбался игриво, но в глубине мятных озер робко поглядывало на тебя сочувствие.
-Похоже, именно вас мы и искали здесь.
Книгочей прикрыл глаза, будто смиряясь с неизбежным.
-Как экзорцисты Черного Ордена, мы предлагаем тебе отправиться с нами в штаб. Велика вероятность, что ты - одна из нас.
Ты сначала даже не восприняла эту информацию. Будто и не тебе было сказано. Осознание ударило слишком больно и посеяло зерна паники внутри.
-Но я не хочу!
-Ты должна. - Резко оборвал тебя старик. - Иначе за твоей жизнью придут: след Чистой Силы не спрятать.
-Панда! - Между тобой и Книгочеем стеной вырос Лави, явно желая загладить жесткость выпада наставника. Он не подарил внимания своему учителю, сразу начав поощрять тебя. - Не бойтесь, в Ордене добрые люди. Дайте нам хоть капельку доверия, и вы не пожалеете. Тем более, пропавшую девушку необходимо найти: вы - единственная, кто может помочь в этом деле.
Тебе показалось, что привычная картина мира и будущего разбилась, будто зеркало. Стоит ли тебе смириться?
Стоит оставить свой покой ради призрака новой, вьющейся жизни, которую тебе предлагали?
Ответ был все в той же полке, когда-то бывшей фортепиано.
­­
­­Посмотреть другие истории/рассказать о впечатлении можешь здесь - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml
­­
Источник: http://koneko22.beo­n.ru/0-261-lavi-lt-l­t-deak-gt-gt.zhtml
Взято: Jack Drake| <<Smiling Jack>> Белый снег холодный сон 03:00:21
­Koheyri Himitsu 22 января 2019 г. 00:17:10 написала в своём дневнике ­In Your Heart
Итак, прелестная леди, могу я даровать вам вечную жизнь? Да? Я рад.
Возьмите меня за руку, моя дорогая. Вы уже боитесь?
Вам следовало бы.
©(V:tM)
­­
Ты не помнила: был ли тогда писк электронного замка, или твой собственный. Ты помнила руку, что крепко и уверенно закрыла тебе рот, помнила панический, громкий стук сердца - единственный, который смогла услышать - возможно, он был последним.
И наслаждение. Медовую сладость, что разлилась по телу, что вытеснила все мысли. Это был рай, ты подумала. Ты умерла, и тебя ждет целая вечность космического экстаза. Вечность без забот, без переживаний и лицемерных людей. Ты была готова! Ты хотела получить ее!
Когда рай загорелся огнем - жестоким, безжалостным - ты закричала, хотя и звука не услышала. Болело тело, но эта боль шла изнутри; хотелось содрать кожу, как одежду и погрузиться в леденящую воду. Тогда ты одумалась, тогда захотела жить. Боль вдохновляла на борьбу. Мысли охладили огонь, теперь он нежно облизывал тело, доставляя странное мазохистское удовольствие. Сердце стучало - ты слышала его так явно, так громко, так близко.
Но это было не твое сердце.
Открыв глаза, имела честь лицезреть растерзанное тело человека.
А судя по тому, что вас было двое - ты и труп - убийцу определить было бы проще простого.
-Твою же мать...
Ты задрожала, разрываясь между желаниями начать оправдываться и извиняться. Кровавая картина впрочем, не отпускала внимания. Было что-то в ней, что не позволяло тебе отвести взгляд и уделить внимание свидетелю.
-Н-да, - грубый мужской голос рассмеялся непонятно почему, -деточка, тебе еще учиться и учиться.
Так ты встретила Джека.
­­
-Так значит, эти «Тремер» могут, теоретически, выследить своего «потомка» по крови? - Ты перебила рыжеволосую девушку, не особо вслушиваясь в ее эмоциональное описание одного из кланов.
Дамзел, явно не обрадовавшаяся своей роли няньки до этого, теперь еще больше нахмурилась, касаясь длинными пальцами своих висков. Ты обидно фыркнула на этот жест: голова у нее не могла болеть отнюдь.
-Ты можешь просто слушать и не перебивать? - Грубость ее тона уже давно не задевала тебя. Просто принять эту ее черту характера, как факт, было просто. Это ведь просто характер, а не чувства к тебе. На самом деле она была достаточно нейтральной к тебе, с преобладанием симпатии. Не брезговала безклановой бродяжкой и охотно делилась информацией, что в твоей ситуации была жизненно важной. - Я и так рассказываю тебе все. Просто заткнись и слушай.
Ты даже научилась не слышать ругани в ее предложениях! Это достижение!
Похоже, вампирша оседлала свой взрывной характер, и все-таки дала ответ на твой предыдущий вопрос:
-Не знаю что там эти ср*ные маги могут, но не удивлюсь, если выследят, если надо. - Она на момент замолчала, подозрительно взглянув облачными глазами на твою персону. - Ты что это задумала там, идиотка?
Ты загадочно улыбнулась, та часть, что называлась душой была поражена такой участливостью.
Твоя персона изначально хотела бы найти того монстра, которому обязана своим знакомством с миром тьмы. И не скрывала этого.
Анарх желания не оценила:
-Ах вот оно что? - Железное лезвие ее голоса разрезало громкую музыку бара, что доносилась с первого этажа; ты должна внимательно прислушиваться к словам старшего товарища - так тебе сказали инстинкты. - Они тебе такой счет выставят, что легче будет на солнце выйти, чем расплатиться. В этом мире всем правит выгода.
Ты замолчала, уловив в простых словах откровения истины. Хотя Дамзел и явно имела в виду отдельно взятую ненавистную Камарилью, слова ее следовало примерить ко всему.
Но какая же тогда выгода была в твоем становлении?
-Да и зачем тебе какой-то там «плащ»? Джек явно тебе больше Сир, чем тот... - Ты проигнорировала конечный вывод о семейное древе неизвестного вампира.
Задумалась.
Большинство сородичей, посещавших бар, так или иначе успевали бросить острую шпильку о «папаше» Джеке, на которую последний (если присутствовал), отвечал кривой улыбкой, от которой следовало занервничать и задуматься об уместности такого типа замечаний.
Ты слышала, как говорили о других каитиффах, которым помогал Джек. Несколько раз встречала слабокровных, которые без страха, по-дружески рассказывали о начале своей не-жизни, что очень был похож на твой. И какая выгода была старому пирату из этой благотворительности­?
-А почему именно «плащ»? - Осведомилась ты у Дамзел. Она немного запнулась, но тут-таки возобновила свою речь.
-Так Камарилья не позволяет становления без разрешения Князя. Вот твой Сир и бросил тебя, чтобы со своей пустой головой не расстаться. Логично же?
«Да, логично»,- проворчала ей ты.
Содрогнулась.
Хорошо, что первым тогда тебя нашел именно пират, а не местный Шериф.
­­
В своем убежище ты бывала нечасто. Только пережидала смертельно прекрасный день, пряталась от солнца. Ты не успевала почувствовать одиночество, что дамокловым мечом висело над твоей персоной. Этого невозможно было избежать; рано или поздно - понимание неизбежно придет.
Но пока каждая ночь начиналась с громового смеха Джека, который нетерпеливо ожидал твоего пробуждения и забирал на какой-то вампирский «урок». Сначала это была охота, за ней пришло хоть какое-то использование дисциплин; рассказы о новом для тебя мире разбавлялись знакомствами с другими анархами.
-А сегодня, мелочь, я приведу тебя к одному сборищу птенцов, с которыми, если постараешься, сможешь поладить. - Такими оптимистичными обещаниями накормил твою персону пират в этот раз.
-Мне обязательно надо стараться?
Джек пожал плечами.
-Как хочешь. В компании-то выживать легче. Особенно, когда ты - отброс, со способностью влипать во всякое дерьмо. - Ты сделала вид, что раскаиваешься, отводя глаза и чуть ли не шаркая ножкой. - Не всегда же мне тебя из него вытаскивать.
Хотя ты и действительно чувствовала некоторую вину.
Первое убийство, что грозило серьезным таким нарушением маскарада - помог Джек. При рейде Шабаша - кто пришел на помощь?
Не каждый сир так носится со своим дитя, как этот представитель Бруха с тобой. Ты очень ценила это. Очень привязалась к легенде Анархов. Так почему бы просто уже не забыть о том, кто передал тебе проклятие Каина?
О, ты не хотела убить «отца», как думали некоторые, нет.
Ты не хотела получить от него помощь или признание - этого, право, хватало, к счастью ...
-Мне одной ночью сказали, что это ты становил меня. - Тихо, резко произнесла ты. Твоя персона мало что чувствовала, кроме непонятной, вроде как, пустоты - привычной спутницы не-мертвых.
Смеющийся Джек, оправдывая свою кличку, снова рассмеялся, показывая свое отношение к такому абсурдному утверждению.
-И зачем мне это?
-Во имя джихада, конечно.
Вампир сплюнул на землю и громко выругался.
-Херня это все. Зачем мне бросать свое дитя, потом возвращаться и нянчиться с ним? Старшие бросают так вас, чтобы не брать на себя ответственность, чтобы не привязываться. Там еще много причин, но ты и сама о них догадываешься. Так вот, дам тебе совет. - Холодная рука столетнего сородича опустилась тебе на голову, взлохматив волосы. - Слушай, да не верь. Информация полезна, когда она верна.
Он пошел вперед, садясь за руль машины.
-А теперь залезай давай. Вперед, на встречу приключениям.
И снова залился смехом.
­­
­­Посмотреть другие истории/рассказать о впечатлении можешь здесь - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml
­­
Источник: http://koneko22.beo­n.ru/0-268-jack-drak­e-lt-lt-smiling-jack­-gt-gt.zhtml

Категории: VtM:B
суббота, 19 января 2019 г.
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот